Сказка о Потерянных Желаниях - Калейдоскоп - Калейдоскоп - Птички
Главная » Статьи » Калейдоскоп

Сказка о Потерянных Желаниях
Давно это было. Не было тогда компьютеров и видиков, только телевизоры с черно-белым изображением, да и то не у всех. Жил в то время в одном городе мальчик по имени Шурик. Был он обычным учеником четвертого класса средней школы и ничем не отличался от своих одноклассников. Но однажды произошла с ним удивительная история, о которой я хочу рассказать.
Шурик заболел. Вторую неделю он лежал в своей комнате на кровати.
У изголовья на тумбочке стояла бутылка с горькой противной микстурой, лежал градусник и упаковка таблеток.
Из кухни доносился запах жареных котлет. Если бы это было неделю назад, он бы непременно заскочил на кухню, схватил с тарелки еще дымящуюся вкусную котлету и отправил ее в рот, под укоризненный голос бабушки:
– Шурик, скоро обед, потерпи немножко.
Но сейчас у него не было даже сил поднять голову с подушки.
Шурик не понимал, что с ним происходит. Неделю назад, поднявшись утром с постели, чтобы отправиться в школу, он внезапно почувствовал слабость в ногах. Решив, что вчера он просто переиграл в футбол, Шурик не стал обращать на это внимание, но через минуту ослабло все тело, и он рухнул в постель как подкошенный.
Приходил детский врач, потом еще один, а потом какой-то профессор. Шурик послушно принимал лекарства и мерил температуру, но слабость не проходила. Он почти ничего не ел, а только спал, спал и спал.
Приятель Ромка, с которым он дружил с детского сада, заскакивал к Шурику по несколько раз на день.
– Ну хватит болеть, – упрашивал он. – У нас нападающего не хватает, а Ленька слабак оказался. Давай, выходи, мы ждем тебя.
Он не слышал, как вернулись с работы родители, и как мама тихонечко спросила у бабушки:
– Ну, как он?
Бабушка, ничего не ответив, покачала головой и ушла готовить обед.
Шурик открыл глаза, почувствовав прикосновение чьей-то руки к голове. Возле него стоял папа и озабоченно смотрел на сына.
Увидев, что Шурик открыл глаза, папа заулыбался и бодрым голосом сказал:
– А ну, лежебока, угадай, что я тебе принес?
Шурик скосил глаза вниз, на пол и увидел маленького щенка, точно такого, о котором уже давно мечтал. Щенок звонко тявкнул и завилял своим коротышкой хвостиком, Шурик равнодушно посмотрел на щенка и закрыл глаза.
Откуда-то издалека доносились до Шурика отрывки слов. Он попытался напрячь слух и расслышать разговор
Папа: «…А я говорю, не надо его в больницу. От какой болезни его там лечить будут? Сам профессор Кудрявцев не может диагноз поставить, а уж эти врачи…»
Бабушка: «А к бабке Насте почему не хотите его? Скольким людям она помогла и к тому же задаром…»
Папа: «Не нужны нам бабки безграмотные, что они в этом смыслят».
Мама: «Этого нам еще не хватало. Что на работе скажут, если узнают, а соседи… Нет, я против этого».
Папа: «Ну вот что, мне дали сегодня адрес одного удивительного доктора. Правда он живет далековато, в деревне Анпиновке, но какое это имеет значение…»
Шурик проснулся, оттого что кто-то легонечко тряс его за плечо. С трудом приоткрыв глаза, он увидел склонившегося над ним отца и маму, стоявшую рядом.
– Просыпайся, сынок – голос отца был решительный. – Сейчас мы с тобой поедем к одному доктору, и он тебя посмотрит.
Шурик с трудом пошевелил головой, пытаясь приподнять ее с подушки, но силы оставили его, и он прекратил попытку. Папа поднял Шурика с кровати, мама надела на него чистую рубашку и штаны, потом папа, как маленького понес его вниз, к машине.
Раньше Шурик обожал поездки на машине: на дачу, в гости, на озеро за город. Он любил, немного приподнявшись над сиденьем машины, смотреть, как набегает на него дорога, как проносятся сбоку кусты, цветы и деревья, как глупая ворона, пытаясь лететь рядом с ними, не выдерживает скорости и, каркнув, с досадой поворачивает назад.
А сейчас он лежал на заднем сиденье и равнодушно смотрел, как за стеклом, покачиваясь, проплывают верхние этажи зданий, сверкая на солнце оконными стеклами. Потом дома закончились, и в машину начали заглядывать верхушки деревьев. От них рябило в глазах, Шурик устал смотреть, прикрыл веки и снова уснул.
Он проснулся оттого, что папа поднимал его на руки.
«Наверное, мы уже приехали», – лениво подумал Шурик.
На улице уже было почти темно и очень тихо. Шурика понесли к какому-то домику с двумя светящимися окнами. Он увидел большую собаку, которая молча подошла к папе и начала его обнюхивать. Мама испуганно вскрикнула, собака громко залаяла, отворилась дверь домика, и на пороге появился старичок.
То, что это был старичок, Шурик разглядел очень хорошо, потому что в руке он держал очень странный фонарь, освещавший длинную бороду, шапочку на голове и большие очки. Росту он был совсем маленького – едва доставал головой до середины дверного проема.
– Кто это к нам в гости пожаловал? – высоким дрожащим голоском пропел старичок.
– Беда у нас, Иван Савельич, – ответил папа, держа Шурика на руках. – Сынишка заболел неизвестной болезнью.
– Проходите быстрее в дом, – опять пропел старичок и посторонился в дверях, пропуская гостей.
Домик изнутри не был оштукатурен. Вдоль бревенчатой стены тянулись полки с книгами. В углу комнаты стояла обычная газовая плита. На ней, побулькивая, что-то варилось в небольшой кастрюльке, и из-под крышки выбивался ароматный пар.
– Сюда, сюда – показал старичок на широкую деревянную лавку, возле стены, застеленную стареньким одеялом. – Положите ребенка сюда.
У Шурика не было даже сил обидеться: ученик четвертого класса все-таки, и через месяц исполнится одиннадцать лет – какой же он ребенок.
Папа аккуратно положил Шурика на лавку и отошел в сторону, а старичок присел на табуретку, стоявшую рядом с лавкой. Шурик почувствовал, как сухая, горячая ладонь прикоснулась к его лбу, задержалась там на несколько секунд, а потом взяла его левую руку за запястье.
«Наверно, пульс считает, – проплыла в голове Шурика мысль. – Так делают все доктора».
Подержав его руку, старичок аккуратно вернул ее на место, поднялся с табуретки и обернулся к стоявшим рядом родителям.
– У вашего мальчика, – пропел он, – очень редкая болезнь: он потерял желания.
– О чем вы говорите, Иван Савельич! – воскликнула мама. – Как может такое случиться с человеком? Как можно потерять желания? Это что, вещь какая-то?
– Чему вы удивляетесь? – ответил старичок. – Мы же говорим о больных людях: потерял слух, потерял зрение, память. Вот и в вашем случае мальчик болен потерей желаний.
– Эта болезнь излечима? – вмешался в разговор папа.
– Я думаю, что мальчика можно вылечить, – ответил Иван Савельич.
– Только придется оставить… э-э-э…
– Шурика, – подсказала мама.
– Да, Шурика. Придется оставить его у меня на три дня, вот так.
Папа с мамой растеряно переглянулись.
– А что он будет кушать!? – воскликнула мама. – А где он будет спать, а как он будет без нас?
– Да вы не волнуйтесь, – ответил старичок. – Я частенько оставляю у себя больных. Людей надо лечить, а больницу не построили. Да у меня и помощница есть – внучка моя, Валентина. Она девочка хозяйственная и большая, двенадцать лет недавно исполнилось. Она поухаживает за Шуриком: и накормит его, и напоит, и лекарство даст.
– Да о чем вы говорите, Иван Савельич – засомневалась мама. – Двенадцать лет, да она сама еще ребенок. Что она понимает в хозяйстве?
– Э-э-э, не скажите, – пропел старичок. – Деревенские дети взрослеют рано, не то что городские.
– Ну, что будем делать? – растерянно спросила мама.
– Я думаю, надо оставить Шурика, раз доктор обещает вылечить, – сказал папа.
– А нам можно его навещать? – сдалась мама.
– Нет, к сожалению, – ответил доктор. – Да не переживайте вы так, с мальчиком все будет хорошо, я обещаю.
Папа подошел к Шурику и серьезным голосом сказал:
– Не скучай, сынок, выздоравливай, через три дня мы за тобой приедем.
Мама, смахнув с глаз набежавшую слезу, наклонилась над сыном и прошептала:
– Мы тебя любим, Шурик, выздоравливай скорей.
Родители уехали, а Шурик остался лежать на широкой лавке, обессиленный и равнодушный к тому, что с ним происходит. Он лежал, прикрыв глаза, и слышал, как старичок возится в углу, где стояла газовая плита.
Оттуда доносилось позвякивание, бульканье и тихий голос, который что-то бормотал. Прислушавшись, Шурик расслышал странные слова, которые никогда не встречал раньше:
– Хабитус Эгроти ребенка оставляет желать лучшего. Случай тяжелый, но Екзитус Летали мы не допустим, для этого и существует Вис Медикатрикс Натури.
Закончив свое непонятное бормотание, старичок подошел к лежащему на спине Шурику, приподнял его голову и поднес к губам чашку с какой-то жидкостью. Шурик не хотел пить, но запах, исходивший от чашки, вдруг пробудил в нем почти забытый вкус клюквенного морса, который он всегда обожал. Шурик сделал несколько глотков и обессилено закрыл глаза. Иван Савельич опустил его голову назад, на подушку и, удовлетворенно хмыкнув произнес:
– Амне Инитиум Дификул Ист.
Шурик открыл глаза, когда солнце уже вовсю освещало комнату и лавку, на которой он лежал и смешливую девчонку, которая сидела возле него на табуретке.
– Ты кто? – хотел спросить Шурик, но губы только беззвучно шевелились.
– Дедушка, он проснулся, – громко сказала девчонка, и тут же к постели Шурика подошел Иван Савельич.
– Ну-с, герой, – произнес он, – сейчас тебе предстоит увлекательное путешествие. Ты отправишься в страну желаний. Ты еще не был в ней и можешь заблудиться. Чтобы этого не случилось, тебя будет сопровождать моя внучка Валентина и мой Голос. Нам нельзя терять время, человек не может долго жить без желаний.
Если ты готов к путешествию, дай мне знак. Тогда я дам тебе частичку силы моих желаний. Этого хватит на три дня. Запомни, ровно три дня ты сможешь находиться в стране потерянных желаний. Ты должен узнать свои желания и вернуть их себе.
Шурик, подумав несколько секунд, закрыл и снова открыл глаза. Иван Савельич сел на табуретку напротив Шурика и стал пристально смотреть на него. Прошла минута, и вдруг стены комнаты начали растворяться. Шурик увидел, как сквозь них пробивается белый свет. Свет становился все ярче, а комната все больше теряла свои очертания, пока не растворилась совсем. К Шурику пришло ощущение, что во всем мире остался только он и этот белый свет.
Но как странно он себя чувствовал: Шурик не видел своего тела и не ощущал его, но в то же время понимал, что существует. Внезапно он почувствовал, что в этой светящейся пустоте есть еще кто-то. Он попытался уловить то, что исходило от этого «кто-то», и это усилие родило в нем образ смешливой девчонки с косичками.
Это была Валентина, которая незримо находилась рядом с Шуриком. От нее исходила спокойная уверенность и озорство одновременно.
– Ну, освоился? – раздался откуда-то знакомый Голос. – Держись за Валентину, она поможет тебе отыскать твои желания.
«Как интересно, – думал Шурик, – у меня нет ни рук, ни ног, даже головы. А чем же я думаю, и как я буду двигаться? И в какую сторону я должен двигаться? Ведь здесь нет никаких сторон – везде только белый свет».
– Каждый человек движется с помощью желаний, – зазвучал снова знакомый голос. – Пока мы маленькие, к нам приходят желания маленького ребенка. Они заставляют нас бегать, прыгать, играть, и мы развиваемся и растем. А потом к нам приходят более взрослые желания, и мы идем в школу, в институт, на работу. Это тоже движение, но другое: мы движемся к знаниям, к успеху, к уважению. Мы никогда не задумываемся, в какую сторону нам двигаться – наши желания сами знают, что с нами делать и куда вести.
Ты спрашиваешь, почему у тебя нет тела, и как ты существуешь без него? Человек ощущает все вокруг и себя самого не телом, а пятью органами чувств.
Тут Шурик вспомнил, как на уроке естествознания учительница рассказывала об органах осязания, обоняния, слуха, зрения, вкуса и показывала, где на теле расположены эти органы.
– Тело только связывает тебя с пятью органами чувств, они не находятся в нем. Если человек оглох, или ослеп – это значит всего лишь, что он лишился связи с этими органами чувств, – объяснил Голос.
– Так вот, почему я вижу, слышу и думаю даже без тела, – успокоился Шурик. – Но где же дома, деревья, люди, животные?
– Шурик, нам нельзя терять столько времени на болтовню, – это вмешалась Валентина, и Шурик нисколько не удивился, что понимает ее мысли.
– Сейчас я определю, где находятся желания мальчиков твоего возраста, – продолжила Валентина, и в то же мгновение Шурик ощутил какое-то движение.
Это не было движением в нашем понимании, двигаться было некуда и нечем. Просто Шурик почувствовал, что в нем начало что-то меняться, а потом в нем начали проноситься обрывки каких-то непонятных пока ощущений.
– Будь внимательнее – предупредила Валентина. – Сейчас мы находимся в хранилище использованных желаний. Их огромное количество, миллионы, и если мы начнем проверять каждое, нам не хватит отпущенного времени. Чтобы сократить поиск, назови точную дату твоего рождения и время.
Назвать год, месяц и число для Шурика не составляло труда, а вот время… Вдруг, Шурик вспомнил последний день рождения. Тогда во время праздничного ужина мама, посмотрев на большие часы, висевшие в зале, сказала:
– Час назад родился Шурик.
– Отлично, – тут же отозвалась Валентина. – Как только ты узнаешь одно из своих желаний, хватай и не отпускай его.
– Как я его схвачу? – растерялся Шурик. – У меня и рук-то нет. И разве поймаешь желания руками?
– Ты должен поймать свое желание с помощью памяти, – объяснил Голос, – а потом удержать его силой мысли. Главное сейчас – узнать его, а потом оно само поможет тебе, ведь оно твое, и ему тоже плохо без тебя.
Шурик понял, что сейчас все будет зависеть только от него самого. Он весь превратился в сплошное ожидание. Из беспорядочно мелькавших обрывков вдруг начали выныривать более точные ощущения. Они останавливались на доли секунды и опять уносились прочь.
Это было похоже на мелькание картинок, только не тех, что в кино. Каждое проносившееся в нем ощущение переносило Шурика на мгновение прямо внутрь этого события.
Большой сад, в котором растет вкусная слива, и он хочет перелезть через забор, пока никто не видит. Нет, не мое желание.
Озеро, в котором водятся золотистые караси, и поплавок на воде, который уже начал подрагивать. Нет, не люблю рыбалку.
Каток, откуда доносится смех и музыка, и коньки через плечо. Нет.
Кинотеатр, где через секунду начнется фильм про пиратов… Стоп!
Шурик вспомнил, это было в прошлом году. Как он упрашивал тогда родителей, чтобы отпустили его в кино. Его одного тогда еще не пускали. Все одноклассники уже посмотрели этот фильм и на переменке, собравшись кучкой, делились впечатлениями:
– А как он скинул этого с саблей за борт!
– Точно, а потом ловко так увернулся от одноглазого и ногой его в живот!
– Ага, здорово. А потом второй на мачту полез, как обезьяна. Я бы так не смог.
Только Шурику нечего было сказать. Он стоял и страшно завидовал, а дома закатил целую истерику со слезами и криками.
Родители сначала успокаивали его, а потом мама страшно разозлилась и хотела поставить Шурика в угол. Хорошо, что вмешалась бабушка и согласилась сходить с внуком в кино…
– Молодец, Шурик, – прервала его воспоминания Валентина. – Первое желание ты поймал, теперь держи его и не отпускай.
Шурик тут же вспомнил наставление Голоса: удержать желание нужно силой мысли. Но как это сделать?
– Думай о нем постоянно, вспоминай, как хорошо тебе было, какое наслаждение ты получал от фильма, от того, что тоже будешь рассказывать на переменке о том, что видел, – тотчас отозвался Голос.
– Шурик, приготовься поймать следующее желание, – перебила Голос Валентина.
Это было трудно – удерживать мысль о первом желании и одновременно искать второе. Это было бы невозможно без силы травы «Акосо Анчибо».
Так, стул учительницы, на который надо положить кнопку, перевернутую острием вверх. Нет.
Резинка на пальцах натянута и свернутая туго бумажка готова вылететь из рогатки прямо в затылок задаваке Мишке – отличнику, который уже тянет вверх руку. Нет.
Грязный и мокрый футбольный мяч, посланный ударом ноги прямо в лицо ничего не подозревающего Ромки, которому родители купили новенький велосипед. Неужели это было мое желание?
Шурику стало ужасно стыдно – и за свой поступок, и за то, что Валентина знает теперь о нем плохое.
«Я не хочу больше искать желания», – подумал он и услышал Голос:
– С первой частью задачи, Шурик, ты справился. А сейчас мы приступим ко второй части. Валентина, ты готова?
– Да, – отозвалась Валентина и обратилась к Шурику:
– Сейчас мы перейдем в другое отделение хранилища. Там находятся особые желания – наши мечты.
– Разве мечты – это желания? – подумал Шурик. – Мечты ведь не всегда сбываются.
– Это совсем неважно, – сказал Голос. – Совсем неважно, сбудутся мечты или нет. Главное, что благодаря мечтам, фантазиям мы готовимся к получению будущих желаний.
– Шурик, – снова позвала Валентина, – тебе надо быть сейчас еще внимательнее. Желания людей всегда отличаются между собою, а вот мечты бывают очень похожими, особенно у мальчишек.
Опять что-то зашевелилось, задвигалось, и Шурик приготовился ловить свои мечты.
Когда я немного подрасту, родители купят мне гантели, и я начну накачивать мышцы, как у Шварценеггера. Ребята станут меня бояться и уважать, а Наташка… Не нужна мне какая-то Наташка.
Когда наступят летние каникулы и родители отправят меня в пионерский лагерь, мы с Васькой наконец-то доберемся до этого разрушенного домика и отыщем вход в подвал. Говорят, там до сих пор лежат золотые самородки, оставленные золотоискателями... Нет, это далеко, где-то на севере, это не моя мечта.
Когда наступят летние каникулы, родители возьмут меня с собой к морю и не оставят с бабушкой, как это было в прошлый раз…
Шурик хотел было схватить эту мечту, но что-то остановило его. Это была его мечта, но что-то в ней было не так. Что?
– Ну, почему ты остановился? – нетерпеливо спросила Валентина.
Шурик не отвечал, лихорадочно соображая, как поступить дальше. Он знал, что если упустит свою мечту, больше она к нему не вернется, а если схватит чужую… А что будет, если схватить чужую мечту?
– Она угаснет и вместе с ней угаснет та часть желаний, в которых эта мечта должна осуществиться, – ответил Голос.
И тут Шурика осенило: нет, конечно, это не его мечта, хоть и похожа. В этой мечте он ехал к морю на автобусе. А Шурик твердо знал, что попасть к морю из города, где он жил, можно только поездом, или самолетом.
– Нет, – решительно сказал Шурик и приготовился ловить следующую мечту.
– Вторая часть закончилась, – известил Голос. – Пора приступать к третьей, заключительной.
– Как же так, – недоумевал Шурик, – я поймал только два желания и не поймал ни одной мечты, а мое путешествие уже подходит к концу.
– Шурик, нет сейчас времени, потом все поймешь, – поторопила Валентина. – Мы переходим в хранилище будущих желаний. Здесь находятся желания, которые еще не раскрылись. Они приходят к человеку одно за другим в строгом порядке, и этот порядок нельзя нарушать. Ну представь, что случится, если к тебе сейчас придет желание идти в армию. И вот десятилетнего мальчика провожают в армию, там ему дают оружие, заставляют нести караульную службу – смешно.
Поэтому сейчас не смотри на желание – нравится оно тебе или нет. Просто померь его на себя, посмотри, подходит ли оно тебе. Тебе не нужно волноваться, твое это желание или нет. Твои будущие желания сами отыщут тебя. Ну, ты готов? Начали.
Выпускной бал в школе и аттестат с отличием. Здорово, неужели так будет?
Драка во дворе из-за спора, кто точнее попал мячом в ворота с расстояния пятнадцати метров.
Первый день работы хирургом в городской больнице. Точно, всегда мечтал быть врачом.
Съесть котлету, запах которой доносится с кухни и убежать во двор, где уже началась игра в футбол…
Шурик открыл глаза и увидел знакомые стены своей спальни. Запах жареных котлет – он не давал покоя. В животе засосало, Шурик сглотнул слюну и встал с кровати.
– Шурик! – вскрикнула бабушка, увидев внука с котлетой в руке. – Скоро обед, ну потерпи немножко.
– Бабушка, ты что, не помнишь, что я больной, – хотел сказать Шурик, но его остановил Голос:
– Держись за это желание и не отпускай его. Тебе пора возвращаться из страны желаний.
Яркий белый свет стал тускнеть, и одновременно с этим Шурик увидел смутные очертания, которые становились все более четкими, пока не превратились в стены комнаты, в которой он лежал на широкой лавке.
Тело было на месте, и оно теперь напоминало о себе урчанием пустого желудка и желанием немедленно встать на ноги. Шурик с опаской поднялся с лавки, но ноги уже не подкашивались, и голова не кружилась. От угла, где стояла газовая плита, доносилось фырчанье и шипение, а по домику разливался неописуемый запах яичницы.
Валентина с удивительной ловкостью накрыла скатертью стоящий около окна стол, расставила тарелки, нарезала хлеб и водрузила на середину стола еще горячую сковороду.
Распахнулась дверь, и на пороге появился Иван Савельич с пучком редиски в одной руке и несколькими огурцами в другой. Шурик ужасно стеснялся садиться к столу, но голод оказался сильнее.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил Иван Савельич, когда Шурик приканчивал последний огурец.
– Нормально, – с набитым ртом отозвался Шурик.
– Тебя удивило, что мы не дали тебе поймать мечту и другие желания? – спросил Иван Савельич.
– Угу, – отозвался Шурик, все еще не в состоянии насытиться.
– В этом нет необходимости. Желания человека тянутся одно за другим, как звенья цепочки. Твоя цепочка желаний разорвалась из-за случая с твоим приятелем, Ромкой. Как только ты осознал свой поступок, цепочка восстановилась и ты выздоровел.
И еще, ты хотел знать, куда исчезли люди, животные и деревья, когда ты перестал ощущать свое тело. Ну что ж, я приоткрою тебе тайну, которую не знают люди.
Весь мир, в котором ты живешь, существует только благодаря твоим желаниям. Они приходят к тебе сами. Они постоянно меняются, и вместе с ними меняется мир – он дает тебе возможность заполнить свои желания. Ты хочешь иметь друзей – у тебя появляются друзья. Ты хочешь поехать с родителями к морю – для тебя существуют родители, для тебя существует море.
Ты хочешь велосипед – придет время, и велосипед, изготовленный для тебя, купят тебе родители. Весь мир обслуживает желания каждого человека, а каждый человек обслуживает желания других.
Желания людей пересекаются, соединяются, гаснут, разгораются, и мы все вместе видим мир, в котором живем.
Есть желания плохие и есть желания хорошие. Тебе стало стыдно за свой поступок с Ромкой, но ты должен понять, что это плохое желание родило в тебе другое желание, хорошее. Ты решил, что больше не будешь так поступать с друзьями.
– Так что ж получается? – изумился Шурик. – Без плохих желаний не будет хороших?
– Абсолютно верно, – подтвердил Иван Савельич. – Поэтому в нашем мире есть плохое и хорошее. Придет время, когда люди научатся относиться ко всем желаниям хорошо. Тогда весь мир станет добрым и хорошим.
Теперь я расскажу, куда делись все люди, дома, деревья, животные.
Я отделил на время твое тело от пяти органов чувств – и мир, в котором твое тело существует, тут же исчез. Остались только воспоминания о нем и мир желаний.
Сегодня вечером приезжают твои родители, Шурик. Я хочу попросить тебя об одной серьезной вещи. Они не должны знать о твоем путешествии в страну желаний, они еще не выросли до понимания того, о чем я тебе рассказал.
– Вот это да! – чуть не закричал Шурик. – Так выходит, что мои родители младше меня?
– По возрасту, нет, – с улыбкой ответил Иван Савельич, – а по способности понимать законы нашего мира, да. Взрослые люди даже не догадываются, как устроен мир.
– А можно, я расскажу о своем путешествии в школе? – неуверенно попросил Шурик.
– В школе, приятелям? – переспросил Иван Савельич. – Приятелям можно, они еще не выросли, и мир в их сознании полностью не устоялся. Они поймут тебя.
На улице залаяла собака, и Шурик услышал голос мамы:
– Иван Савельич, мы приехали за сыном.
Шурик радостно вскочил из-за стола, бросился к двери, распахнул ее и увидел машину, а возле нее папу, маму и бабушку, которая держала на руках знакомого щенка с коротышкой-хвостиком.


Категория: Калейдоскоп | Добавил: belaveda (10.09.2009)
Просмотров: 164 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]